новое    архив    фото    Харьковские сети    login   


дата:   21-09-2009 14:01:41



Самый простой и, на первый взгляд, естественный способ подсчёта пользователей — элементарно считать заключенные абонентские договора. Пришел клиент подключаться, подписал контракт, — пишем плюс один на счётчике. Пришел второй — еще плюс один. И так далее, — бесхитростно и наглядно.

К сожалению, такой способ мало на что пригоден и совершенно не отражает реальную действительность, — ведь кроме притока пользователей существует еще и их отток. Кто-то меняет место жительства, покидая зону покрытия сети провайдера. Кто-то, увы, умирает, — все мы, к сожалению, смертны. Кто-то — по тем или иным причинам предпочитает перейти на обслуживание к конкурирующему оператору, или же у него из-за смены работы падает потребность в пропускной способности канала, и он переходит с выделенки на более дешевый, хоть и более медленный коммутируемый доступ. Далеко не все пользователи, заключившие с провайдером договор пять лет назад, до сих пор живы если не в прямом, то хотя бы в переносном смысле.

Понятно, что подсчёт абонентской базы по заключенным договорам не даёт внятного представления о том, какую позицию тот или иной оператор занимает на рынке. Ведь если провайдер близок к идеалу по своим тарифам и качеству, — то уходить от него пользователи будут, разве что, в случае своего переезда или гибели. И, напротив, при высоких тарифах и отвратительном качестве из тех, кто заключил договор год, два, три или пять лет назад, — к сегодняшнему дню останутся немногие. Поэтому совершенно невозможно оценить реальную абонентскую базу по числу заключенных договоров, даже если попытаться использовать понижающий коэффициент, — ведь для каждого оператора этот коэффициент окажется уникальным и заранее неизвестным.

Следующий шаг в сторону реальности — считать не все заключённые договора, а только те из них, которые действительны на данный момент. Вроде бы, — логично, но — увы, — не работает. Не работает по той причине, что мало кто из клиентов, намереваясь сменить провайдера, заглядывает к нему в офис и расторгает договор. Как правило, пользователь попросту перестает платить, со временем ему отключают доступ, он подключается к другому оператору, — а абонентский договор остается формально действующим. Мы все еще учитываем этого пользователя, — ведь он не разорвал с нами договорные отношения, — но на практике он уже несколько месяцев пользуется чужими услугами. Официальное расторжение договора происходит, как показывает практика, в случае, если абонент на провайдера за что-то сильно обижен и твердо вознамерился снять остаток неизрасходованных денег со своего лицевого счета. В противном случае он попросту предпочтет израсходовать уже внесенные средства до конца, — а после уйти к другому оператору. И абонентский договор так и не будет расторгнут.

Ну что ж, — раз так, — возможно, «правильным» числом активных абонентов будет то количество пользователей, чей баланс лицевого счета является положительным на данный момент? Увы, — опять нет.

Начнем с того, что ряд операторов предоставляют услуги в кредит. По истечении отчетного периода провайдер выставляет абоненту счёт за уже предоставленные услуги, после чего клиент этот счёт оплачивает. При такой системе оплаты лицевые счета абонентов пребывают в минусе, — но абоненты эти притом активны, пользуются услугами и регулярно платят. Но если считать активным абонентом только такого, чей баланс на данный момент является положительным, — получится, будто у провайдера, предоставляющего услуги в кредит, клиентов и вовсе нет, — даром, что тысячи людей пользуются услугами, а ежемесячный оборот составляет десятки, а то и сотни тысяч долларов.

Но даже если рассматривать только операторов, блокирующих доступ к услуге при обнулении лицевого счета, безо всякого кредита и обещанных платежей, — тоже не вытанцовывается. Ведь далеко не все клиенты заблаговременно вносят платежи, гром не грянет — мужик не перекрестится. Представьте, что у кого-то из пользователей деньги на счету закончились час назад, и предоставление ему услуги было блокировано. Завтра с утра этот абонент дойдет до ближайшего терминала «Айбокса», пополнит счет и вновь активирует доступ. По общечеловеческой логике нет никаких оснований списывать его из числа активных пользователей. Однако если мы считаем за активного пользователя только того, кто имеет положительный баланс на абонентском лицевом счету, — у оператора с несколькими десятками тысяч абонентов в любой конкретный момент в подобном «ауте» окажется не одна сотня, а то и не одна тысяча пользователей. Завтра они заплатят, не вопрос, — но завтра закончатся деньги у других пользователей, — которые внесут их послезавтра. И так далее, — ad infinitum.

Хорошо, — попробуем убежать от этой проблемы. Неважно, каков баланс абонентского лицевого счёта, — в конце концов, при предоставлении услуги в кредит этот баланс практически всегда будет отрицательным. Будем считать активным пользователем такого, кто правомерно — в соответствии с тарифами и правилами предоставления — пользовался услугами в течение последнего месяца. В кредит или по авансовым платежам, тушкой или чучелом, — пофиг. Пользовался в пределах месяца — активный, нет — вычеркиваем. Годится?

К сожалению, — тоже нет. С наступлением летнего сезона отпусков каждый год начинается свистопляска. Студенты и школьники, отбывающие на каникулы, массово перестают платить, начиная с двадцатых чисел июня, пропадают весь июль и объявляются в двадцатых числах августа. Объявившись, они гасят задолженности, вносят деньги на счета и продолжают работать в Сети, как ни в чем не бывало. И не учитывать этого явления было бы, опять-таки, — неправильно.

Если операторы широкополосного доступа пытаются меряться абонентскими базами, — меряться имеет смысл только в том лишь случае, если подсчет ведется по одной и той же методике. Лично мне представляется, что в качестве «активных абонентов» следует учитывать тех и только тех пользователей, кто легитимно (с точки зрения тарифов и правил предоставления, реализованных в биллинге) пользовался услугами в течение трех предшествовавших месяцев. Этот способ, безусловно, тоже не является идеальным, — ибо клиенты, три месяца назад пищавшие от восторга, сегодня могут оказаться совсем уже у другого провайдера.

Но мне пока что не удалось придумать более удачной и корректной формулировке.

И в вопросе пузомеряния, — а мы ведь пытаемся меряться по гамбургскому счету, — стоило бы применять единые правила для всех, кто участвует в забеге. И мне бы очень хотелось, чтобы при публикации новости об очередном взятом рубеже — компании устами их официальных представителей говорили бы об одном и том же, — без разночтений.


добавить отзыв

дата:   17-09-2009 15:30:57



./blog/img/vip/1253190658.jpg


добавить отзыв

дата:   16-09-2009 16:41:42



Как выглядит типичная территориальная Ethernet-сеть? Ответить на этот вопрос сложнее, чем кажется на первый взгляд, — ибо «типичных» сетей очень много, и все они — довольно разные. Если начать разбираться, — окажется, что различия эти продиктованы, в первую очередь, экономическими причинами.

Павел Нагибин в свое время предложил основывать описательную классификацию по календарному принципу, — то бишь, год постройки автоматически означает и принадлежность сети к той или иной категории, — не без возможности последующей модернизации, конечно, но — со всеми родовыми пятнами.

Дескать, 1997-й — это тонкий коаксиал RG-58; 1999-й — кабель П-296, свершивший, по мнению Павла, революцию в деле сетестроительства; 2001-й — витая пара, хабы на доступе и неуправляемые коммутаторы на магистралях, а также ПК-маршрутизаторы под Линуксом. 2003-й — появление оптоволокна и четкое размежевание между опорной сетью и линиями доступа, а заодно и начало использования управляемых коммутаторов. Про 2005-й год Павел на момент — сегодня уже давний — написания своей статьи сказать еще ничего не мог, — ну да ладно, неважно. У нас и без того найдется немало претензий к его хронологической классификации.

Для начала, следует указать, что она попросту не очень-то точна хронологически в силу достаточно большой «размазанности» сетей разного типа по срокам их создания. С одной стороны, и в 99-м уже тянули оптику, — первые трассы пилотной сети «ТОР Инфо» в московском районе Орехово-Борисово Северное прокладывались именно тогда. С другой, — и сегодня на необъятных просторах нашей отчизны можно найти немало героев, самоотверженно тянущих пресловутый П-296, — а работающие на нем сегменты в изобилии встречаются и в Москве.

Второй недостаток подобной классификации — куда как серьезнее. Речь идет о чрезмерной, на мой вкус, ее привязке к физической среде передачи данных. Сетевые технологии и сегодня развиваются весьма стремительно, а в 90-х новые решения, доступные по цене и подходящие по характеристикам, появлялись на рынке то и дело. При этом, однако, — по большому счёту, мало что менялось. Замена тонкого коаксиала на витую пару с хабами, да, — повышала надежность и упрощала диагностику неисправностей, — но 10 Мбит/с оставались 10-ю Мбит/с, а широковещательная среда — широковещательной средой. И даже скорость передачи данных вряд ли сойдет за критический показатель, — ведь для решения любых реальных интернет-задач этих самых 10-ти Мбит/с пользователю, руку на сердце положа, достаточно и сегодня, а потребность в пропускной способности бекбона зависит не столько от эпохи постройки сети или «поколения» (что бы это слово ни означало), а — от числа обслуживаемых юзеров. А это уже параметр не технический, а, скорее, коммерческий.

Чтобы внести хоть какую-то ясность в столь запутанный вопрос, танцевать следует не от года постройки, а совсем от другой печки, — от целеполагания, реальных потребностей и банальной экономики. Это, заодно, поможет нам найти и ответ на вопрос, почему и сегодня, в 2007-м году, на рынке одновременно уживаются самые разнообразные решения, пришедшие, казалось бы, из разных исторических эпох.

Первые территориальные Ethernet-сети были любительскими клубными образованиями, объединявшими, в основном, специалистов и компьютерных энтузиастов. Количество участников в такой сети было невелико, от силы, несколько десятков, — все друг друга знали и имели общие цели и увлечения, — так что какая-то подстава со стороны кого-то из «своих» была в таких сетях редким гостем, а если и случалась, — «крыса» выявлялась без особого труда. Соответственно, — отдельные меры безопасности представлялись излишними, так что вполне годилась и широковещательная среда без авторизации и какой-либо защиты. Это мог быть коаксиал, это могли быть хабы и витая пара на скорости 10 или 100 Мбит/с, для прохода больших дистанций могла использоваться оптика с медиаконвертерами или же пресловутый П-296, — в данном случае все это абсолютно неважно. Такие сети сохранились, а порою и строятся до сих пор, даже в Москве, — там, где речь идет об узком круге хорошо знакомых между собой единомышленников. Это — сети первого поколения.

Если при сравнительно небольшом еще размере сети речь заходила не только о том, чтобы вскладчину получить удовольствие, но и хотя бы заработать себе на банку-другую пива, привлекая какое-то количество коммерческих клиентов, — совсем уж игнорировать вопросы безопасности было уже невозможно. Пользователь, не являющийся членом клуба, а платящий за услугу деньги, — заинтересован в том, чтобы за свои деньги получить как можно больше. Тут не исключены уже и случаи воровства трафика (на тарифах с помегабайтной оплатой) или попытки, например, разослать спам с чужого IP-адреса. В этой ситуации разумным решением будет проверять соответствие IP-адреса и MAC-адреса, а сеть разбивать на сегменты, что позволило бы более или менее легко локализовать источник проблемы. Большинство «людей с улицы» менять MAC-адрес до сих пор не научились, а если такие умники и будут проявляться, то не слишком уж часто, — и в этих случаях инженеру не грех и прогуляться с ноутбуком по чердаку, да отловить злоумышленника вручную. С другой стороны, попытка технически обеспечить более высокий уровень безопасности в подобных сетях себя элементарно не окупила бы. Слишком дорого обошлось бы необходимое для этого железо, и слишком больших трудозатрат потребовали бы его настройка и сопровождение, — доходы от нескольких сот абонентов попросту не отбили бы таких вложений. Оптимальным решением для такой сети, действительно, оказывается проверка связки между IP- и MAC-адресом и обзаведение минимальной техподдержкой, способной, например, настроить соединение на стороне провайдера, когда пользователь желает подключить новый компьютер. Таких сетей — второго поколения — не много, а очень много.

Провайдер, обслуживающий несколько тысяч абонентов, подобным решением удовлетвориться уже не сможет. Количество «паршивых овец» в стаде, по закону больших чисел, уже приведет к тому, что нечастые инциденты превратятся в постоянную головную боль. Методы подстановки произвольного MAC-адреса мало того, что хорошо известны и давно описаны, — в свободном или условно-бесплатном доступе существует масса программ, позволяющих легко это сделать даже самому дремучему чайнику. Вдобавок, приток пользователей в такую сеть будет достаточно большим и стабильным, чтобы подключение новых юзеров превратилось для инженеров в рутинную служебную обязанность, отрываться от которой для ловли очередного кулхацкера было бы делом крайне досадным. Тут уже экономически оправданным становятся затраты на повышение уровня безопасности — внедрение защищенной авторизации по паролю, закупку и настройку VPN-серверов, возню с этими серверами, когда их производительности не хватает для нормального обслуживания всех пользователей, и натаскивание техподдержки на тему настройки тупым юзером VPN-соединения. Не особо погрешив против истины, можно сказать, что все сегодняшние крупные территориальные сети относятся к этому — третьему — поколению.

Как будет выглядеть следующее, четвертое поколение сетей? Ответ на этот вопрос несложно получить, если проанализировать организационные и экономические проблемы, возникающие при дальнейшем росте, — от нескольких тысяч к нескольким десяткам тысяч абонентов.

По мере укрупнения масштабов, технический ресурс становится для оператора все более дешевым, а вот человеческий — все более дорогим. Дело тут даже не столько в необходимости платить зарплаты большему количеству персонала, сколько в снижении эффективности управления при росте его численности, а также дефиците квалифицированных кадров. В сети на несколько сот абонентов инженеру несложно между новыми подключениями выкроить время на ручной отлов недобросовестного пользователя, подставившего себе чужой MAC-адрес. При нескольких тысячах юзеров для этой процедуры пришлось бы содержать отдельного человека, а то и специальную службу, — если, конечно, мы не хотим, чтобы потенциальные клиенты разбегались из-за того, что их не могут вовремя подключить. Нетривиальная настройка PPTP для клиента с *NIX-машиной становится рутинной процедурой, если мы начинаем обслуживать несколько десятков тысяч квартир, — и тут же требует наличия в техподдержке специалистов соответствующей квалификации в любое время суток. Как только VPN-сервера в стойках начинают плодиться, как кролики в Арканзасе, — управление ими превращается в постоянную и безнадежную головную боль. Вся система начинает требовать реорганизации, — в противном случае неизбежно растет число пользователей, проблемы которых решаются запоздало и/или некачественно, а попутно увеличивается и текучесть абонентской базы, неминуемо влияющая на финансовый результат.

Сеть четвертого поколения, — качественно и эффективно обслуживающая десятки тысяч абонентов, — должна, в первую очередь, позволять подключать пользователей без сколько-нибудь существенных затрат мозга при минимальном техническом сопровождении. Чтобы со стороны провайдера настроить один раз, а со стороны юзера — просто воткнуть кабель, — и оно бы работало без необходимости совершать какие-то телодвижения и что-то там еще трогать, — и чтобы притом обеспечивался необходимый уровень безопасности и управляемости сети.

Соответственно, главным признаком сети четвертого поколения будет отказ от всяческих VPN-ов, порождающих перманентную головную боль у админов и саппортов, в пользу управляемых коммутаторов достаточно высокого уровня на участке абонентского доступа. Да, безусловно, — это влетит в копеечку. Но компании с подобной абонентской базой обладают достаточными финансовыми ресурсами, чтобы себе это позволить, — а вот отказ от модернизации чреват стремительным падением надежности и качества обслуживания. Здесь же следует вспомнить IPTV и прочий «трипл-плей», не к ночи будь помянут, — актуальность промышленных, а не наколенных решений такого рода также стремительно растет с ростом абонентской базы.

Появление подобных сетей четвертого поколения неизбежно станет катализатором процесса консолидации рынка. Если посмотреть на сегодняшнюю Москву, — то многочисленные малые и средние сети на несколько сот или тысяч пользователей вполне успешно соседствуют с крупными корпорациями. Да, — нормативы рентабельности у них по сравнению с гигантами существенно ниже, но, коль скоро при равных тарифах получается обеспечивать операционную прибыльность при сравнимом качестве и надежности, — ожидать серьезного перетока абонентов не приходится.

В ситуации же, когда недобросовестному пользователю доступ блокируется парой нажатий клавиш, — вместо того, чтобы бегать с ноутбуком по чердакам и «слушать» порты; когда при подключении нет необходимости надиктовывать по телефону MAC-адрес и путаться в настройках VPN, а можно просто воткнуть сетевой кабель в разъем и пользоваться услугой; когда call-центр освобожден от очереди из множества лишних звонков, а инженеру, производящему подключение, не приходится задерживаться у клиента на пару лишних часов, и он заведомо успевает вовремя на следующий вызов… Вот тут различия окажутся уже достаточно существенными для того, чтобы пользователь проголосовал за провайдера рублем и ногами.


добавить отзыв




дата:   16-09-2009 01:14:52



./blog/img/vip/1253052897.jpg


добавить отзыв

дата:   15-09-2009 00:40:32



Вот, на примере космического аппарата MESSENGER (почему на его примере – будет понятно в конце заметки), хочу поделиться таким наблюдением из мира разработки программного обеспечения.

Точнее, там есть два мира.

Первый – очень известен, с ним соприкасаются очень многие (в основном, на правах пользователей). Этот первый мир – разработка “офисного” ПО. “Офисное” – конечно, условное название. Тем не менее, большая часть этого ПО используется именно в офисной работе. Это ПО работает на настольных компьютерах, серверах. К этому же миру относится и типичное современное web-программирование. Здесь в ходу такие “типы” ПО: текстовый процессор, редактор изображений, бухгалтерская программа и др. И известны такие “характеристические” понятия: Windows, Visual Basic, Delphi и т.п.

Хорошо известно, что в мире “офисного” ПО можно смело выдать на рынок недоделанный, не отлаженный продукт с кучей ошибок (потому что главное – регулярно и быстро выпускать новую версию, опережая конкурентов; особенно рельефно эта тенденция видна в современных web-сервисах, которые теперь уже публикуют в неработающем виде, заявив, что это альфа-версия, ну или “бета” – особенной разницы на практике нет). Массовый клиент, понятно, уже приучен к ошибкам в программах и к тому, что нет никаких гарантий работоспособности. Это давно известная тенденция.

Вторая тенденция вот в чём: в связи с тем, что комплектующие для офисного (и, конечно, серверного) компьютерного оборудования всё дешевеют и дешевеют (в пересчёте на вычислительную мощность), то разработчики из “офисного” мира готовы напрочь забыть об оптимизации и алгоритмов, и кода. Эти разработчики говорят так: “Лучше взять побольше железа – это выйдет дешевле, чем год возиться с оптимизацией”, “Пока вы оптимизируете ваш код, память подешевеет ещё в два раза” и тому подобные вещи.

И разработчики тут, в общем-то, правы. Допустим, стоит задача вывалить хоть как-то работающий новый поисковик (условно) уже через месяц. Конечно, лучше купить два дополнительных сервера в систему, на которой поисковик будет работать, чем рисковать усложнением кода и тем, что квалификации имеющихся программистов (это вообще отдельная история про “логарифмическую сложность”) просто не хватит на то, чтобы реализовать оптимальный алгоритм в коде.

Это свой мир. Со своими ценностями.

А есть второй – совершенно другой: разработка специального ПО для встроенных систем. Здесь не только в ходу неизвестные в “офисном” мире понятия из теории сложности, но и совсем другие представления о надёжности. Потому что ошибка в “текстовом процессоре” грозит лишь секретарше (да и угроза лишь в том, что придётся набирать полэкрана текста заново). Ошибка в ПО управления спутником связи грозит многомиллионными убытками, а иногда – реальной катастрофой. Хуже того, в случае со спутником – его разработчикам придётся отвечать. (Понятно, что в “офисном” случае всякая ответственность с разработчиков заранее “списана” условиями лицензирования.)

Другой важный момент, отличающий мир разработки встроенного ПО, в том, что здесь вычислительные ресурсы всегда существенно ограничены и алгоритмы и программный код приходится оптимизировать.

В мире встроенного ПО совсем не работают методы типа “за год память подешевеет вдвое”. Почему? Вот тут-то мы и приходим к примеру с космическим аппаратом MESSENGER.

Внимание, пример: MESSENGER стартовал летом 2004-го года. На орбиту вокруг Меркурия аппарат должен встать весной 2011-го года. Понятно, что как бы ни подешевели за это время на Земле компьютерная память и процессоры – “проапгрейдить” аппарат в районе Меркурия вряд ли получится. А вот загрузить на борт новое ПО – можно, с Земли.

При этом, если, скажем, удалось “ужать”, в смысле того или иного используемого ресурса, программную реализацию какой-то функции на борту аппарата, то освободившиеся ресурсы можно использовать для решения новых задач, расширив функциональность аппарата. То есть грамотная и интенсивная оптимизация приносит прямые выгоды. Про надёжность программного кода и отсутствие в нём ошибок, думаю, можно не повторяться.

Кстати, в мире встроенного ПО, на “борту изделий”, Windows совсем не в ходу, как ни странно. Там свои операционные системы.

Так вот, к чему это длинное наблюдение: оказывается, многие и многие люди, связанные с разработкой ПО, нынче думают, что существует только первый, “офисный” мир и его законы универсальны. Про то, как делают управляющее ПО, скажем, для ракеты “воздух-воздух”, эти “офисные” разработчики даже и не задумываются. И это, наверное, правильно – зачем бы им?


добавить отзыв

дата:   15-09-2009 00:07:38



Многие с нетерпением ждут, когда же появятся в большом количестве пассажирские сверхзвуковые или даже гиперзвуковые лайнеры, которые сократят время в пути. Между тем, ждать подобных лайнеров не нужно – в ближайшей перспективе их не будет.

Дело в том, что сейчас авиаперевозчиков интересует увеличение числа потенциальных пассажиров. Перевозчиков заботит собственная прибыль. А “на круг” можно гораздо больше заработать, перевозя 100 пассажиров по условной цене билета в 300 рублей (но десять часов в полёте), чем перевозя одного пассажира по 3000 рублей (но три часа лететь). Понятно, что тех, кто готов летать по 300 – очень много, это основа массовых перевозок.

Чтобы летали многие пассажиры и летали они много – нужно прежде всего решать две задачи: во-первых, повышение доступности плётов, а для этого лайнеры должны быть экономичными (в пересчёте на перевозку одного пассажира); во-вторых – повышение надёжности и безопасности: растёт интенсивность перевозок, а каждая катастрофа – отпугивает потенциальных покупателей билетов, поэтому лайнеры должны быть ещё более надежными (это, вообще говоря, очень сложная задача, так как современные лайнеры и так являются супернадёжными машинами) и сама организация полётов должна быть безопасной (а человеческий фактор – это тоже деньги и расходы).

Собственно, эти две задачи – дешевизна и надёжность – сейчас и решают. А дальнейшее увеличение скорости полёта не так уж и важно: на большинстве линий время в полёте более или менее устраивает тех, кто хочет билет подешевле.

Сверхзвуковые лайнеры тут неотвратимо и сильно проигрывают по обоим направлениям: это дорогие машины (обязательно больше топлива, другие технологии и тп.) и это машины ненадёжные (не отработана конструкция, другие нагрузки на агрегаты и тд.)

Вот и выходит, что сверхзвуковые пассажирские лайнеры появятся, конечно, но это прежде всего будут “бизнес-самолёты”, перевозящие несколько пассажиров за очень большие деньги (ну, возят тех, кому реально нужно быстро – таких мало).


добавить отзыв




дата:   15-09-2009 00:01:27



Вообще говоря, то, под какой лицензией распространяются исходные коды неких сложных программных систем, не имеет прямого отношения к надёжности и безопасности этих программных систем. Во-первых, надёжность и безопасность определяется вовсе не по лицензии кода. Во-вторых, исходный код якобы “закрытых” систем (типа Windows) вполне себе доступен для тех, кому действительно нужно (правда, “лицензия” для доступа нужна иная). В-третьих, операционные системы, служащие для использования на действительно “важных участках”, обычно распространяются вместе с исходным кодом (потому что сертификация подразумевает его исследование).

Можно ещё заметить, что в тех случаях, когда в обработке важной информации используется “закрытое” офисное ПО, для обеспечения надёжности и, скажем, секретности могут быть использованы другие методы, вне операционной системы. То есть главное, что специалисты осведомлены об уровне защищённости и “исследованности” данного ПО. И ещё: критически важны не “лицензии”, не “идеология открытости”, а стандарты разработки программного кода и соблюдение всех процедур подготовки программной системы. Справедливость этого очередной раз доказала нашумевшая ошибка в OpenSSL.

Вот. А проблема “опенсорс-сообщества”, по-моему, в том, что в него входит значительное число участников, считающих себя эдакими “спасителями человечества” – они “спасают” его от “корпораций” и т.п. Понятно, что когда очередная ошибка или накладка в разработке показывает, что никакой исключительности в “открытом коде” нет, а это всего лишь один из способов распространения и разработки ПО, “спасители-спасатели” тут же “поднимают бучу”, ощущая, как несостоявшееся мессианство уплывает из-под ног. Интересно, что при этом “буча” всегда состоит из повторения одних и тех же мантр и ругани (”холиварсы”).

А хорошие продукты у сообщества вполне получаются (тот же WordPress, например; или Joomla!, Drupal – отличные продукты). Другое дело, что те, кто хорошее реально создаёт, в бучах, думаю, штампованными мантрами не ругаются


добавить отзыв

дата:   14-09-2009 21:02:44



Картинка для затравки.
По мере собирания связностей раздумываю над тем, как автоматизировать рисование этого графа.
У кого-нить есть мысли по этому поводу?


добавить отзыв

дата:   14-09-2009 21:01:06



./blog/img/vip/1252951271.PNG


добавить отзыв




дата:   14-09-2009 14:23:39



В этом небе воздух -- спирт не разбавленный
Дружен с миром, как хлеб дружен с голодными.
Я стекаю сегодня лёгкими каплями
По кресту с опавшими позолотами.

Веселитесь друзья, ведь ничто не изменится,
Если я не приду к вам с простуженным голосом.
Я живу пока тицианова девственница
Убирает со лба мои мокрые волосы

Посмотрите как тицианова девственница
Убирает со лба мои мокрые волосы

Я пою, но не знаю, зачем это делаю
Ведь они не увидят, праздно пришедшие
как срываются в кровь мои пальчики белые
Не посмотрят в глаза мои сумасшедшие

Голубица грустит над своими младенцами,
Недобитыми пулями юных охотников.
Я бледнею разорванными полотенцами,
На пути между богом и подоконником.

Я найду себе тень у каждого деревца,
Я найду себе хлеб у каждого колоса.
Я живу пока тицианова девственница
Убирает со лба мои мокрые волосы.


добавить отзыв


Hits:     Host:
Human:
Robot:
    Human:
Robot:


Hits:     Host:
Human:
Robot:
    Human:
Robot:


0.0031099319458008